lireka
Учтите,я несколько лет не писала...

Дикие танцы в ночном клубе, куча лиц вокруг, они мелькают, меняются, ищешь одно. Находишь. Красивый, острые скулы, слишком худой, видно каждую мышцу на взлетающей в танце руке. Черные волосы подлетают в такт каждому его движению, плоский живот обтянут простой черной майкой, стройные ноги в черных джинсах, заправленные в тяжелые ботинки. Пробираюсь через толпу, начинаю танцевать рядом, он не отдаляется, танцуем рядом, даю рассмотреть себя, стройная округлая фигура затянута в атласный топ корсет, бедра и ноги обтягивают синие джинсы, так же заправленные в высокие кожаные ботинки.
Я не люблю ходить по клубам, а если выбираюсь с друзьями, то обычно это готик пати, сейчас хэлуин, я не похожа на гота, слишком светлая с наружи, даже черный корсет и густо подведенные глаза не делают меня своей, но мне плевать, внутри я бываю гораздо мрачнее окружающей толпы, я делала то, о чем они только фантазируют.
Мы танцуем рядом, ловим единый ритм, сближаемся, я чувствую его запах, он не отталкивает, можно продолжать, он мне нравится. Когда люди так танцуют, то сильно потеют и тогда никакие духи и дезодоранты не скроют истинный запах мужчины и он редко бывает приятным или терпимым, но если я нахожу такого, что мне нравиться, то уже не упущу. Вот мы танцуем совсем рядом, наши тела иногда соприкасаются, как будто случайно, задевая друг друга, руки сталкиваются, легким движением пальцев провожу по его волосам, поворачиваюсь, он прижимается сзади, вдыхает запах волос, все еще рядом, значит понравилось, круговые движение бедрами, я определенно ему понравилась.
Останавливаюсь и удаляюсь через толпу. Не оборачиваюсь, но чувствую его взгляд, аккуратно обхожу людей, покачивая бедрами. Он видит, что я иду не к выходу, а к бару. У бара оборачиваюсь, его вокруг нет, значит остался танцевать. Что ж, время еще есть. Ухожу в туалет, там воняет сигаретами, травкой и блевотиной, долго там находится невозможно. Возвращаюсь к бару, покупаю воду и иду к своим друзьям, которые смотрят на дергающуюся толпу сверху, на лестнице. Встаю рядом, девчонки видимо на танцполе, а двое их парней тут, встаю между ними. Один мой бывший, чувствую, как сзади кто то дотрагивается кончиками пальцев, до открытой части спины, аккуратно водит пальцами по позвоночнику, по телу бегут мурашки, он знает что мне нравится, но что было то прошло, уже не интересно, ему нечем меня удивить, тем более он встречается с моей лучшей подругой.
А вот и она, танцует, танцует не одна, понятно, чем вызван этот порыв в мою сторону. У них опять все не гладко. Слишком близко она танцует с этим парнем, тоже не гот, лысая голова, довольно крупный, еще чуть чуть и они начнут друг друга раздевать. Ищу глазами своего недавнего партнера по танцам, нахожу, он смотрит на меня. Парень подруги наклоняется и начинает, что-то шептать на ухо. Я достаточно грубо отталкиваю его и спускаюсь обратно на танцпол, опять он пытается ко мне приставать, надоело. Иду опять в туалет, хочу умыться, слишком жарко, да еще и прекрасный мальчик, наверное, подумал, что этот урод со мной.
Возвращаясь мимо бара к танцполу, чувствую достаточно грубую хватку на своем запястье, секунда и я прижата к стене, хочу возмутиться, но вижу глубокие черные глаза, бледную кожу, чуть раскрасневшиеся губы, он прекрасен. Склоняет голову и чуть прикусывает кожу на моей шее. Играет в вампира, глупости какие, нет уж, будем играть по моим правилам. Открываю бутылку с водой, делаю пару глотков, несколько капелек скатываются по шее к ложбинке между грудей, которые так удачно подчеркнул корсет. Могу поспорить, что он наблюдал за ними. Передаю ему бутылку, беру его за руку и веду на танцпол. Он не сопротивляется, жадно глотает воду, запрокинув голову, а остатки выливает на себя и выбрасывают бутылку в сторону. Какой киношный жест, он точно меня хочет.
Нахожу место на танцполе под кондиционером. Начинаю танцевать, постоянно дотрагиваюсь до него руками, прижимаюсь всем телом. В начале он смущается, потом начинает подыгрывать. Когда он в очередной раз прижимает меня к себе, я кладу голову ему на плечо и жадно вдыхаю его запах, так пахнет похоть, не сдерживаюсь, провожу языком по ключице, потом по шее. У него явно сдают от этого нервы, чувствую, как он напрягся, в бедро упирается свидетельство его возбуждения. Руками он обхватывает мою голову, зарываясь пальцами в волосы, и чуть их сжимает, я чувствую легкую боль, она приятная, волна возбуждения проходит по всему телу. Он притягивает меня к себе и впивается жадным поцелуем мне в губы, его язык проникает ко мне в рот и переплетается с моим. Давно не встречала таких страстных мальчиков. Если бы не любила поиграть, увела бы его прямо сейчас к себе домой, но мне хочется еще, я люблю оттягивать момент. Ожидание хорошего секса интересно гораздо больше самого секса.
Руки блуждают по его телу, ощупывают мышцы, которые так приятно перекатываются под кожей, его бледной готической кожей, не тронутой солярием. На ощупь он еще приятнее, останавливаю поцелуй, отворачиваюсь от него, продолжаю танцевать, отвожу руки назад, нахожу его, заставляю обнять меня, кладу его руки себе на живот, пусть и он ощутит меня, откидываю голову ему на плече. Его руки начинают скользить по гладкой ткани. Чувствую его губы на обнаженном плече, острый язычок, прочерчивает влажную дорожку к шее и снова его зубы нежно захватывают мою кожу, а потом как провинившийся пес начинает зализывать, недавно укушенное место. Хороший мальчик, не зря он мне понравился.
Снова поворачиваюсь к нему, на этот раз сама запускаю руки в его волосы, они чуть влажные, притягиваю его к себе, провожу языком за ухом, он вздрагивает. Сжимаю его волосы и чуть оттягиваю, шипит, но не вырывается. Тоже любит грубость, проверим. Целую его в губы, но на этот раз нежно, без проникновения. Он разочарованно хмыкает и чуть открывает губы, в этот момент достаточно сильно кусаю его за нижнюю губу, потом слегка оттягиваю ее зубами, отпускаю и провожу языком и отклоняю голову в сторону. Слышу стон, он наклоняется к моему уху и хрипло шепчет: «сделай это еще раз, только сильнее» и прикусывает мою мочку. Снова впиваюсь в его губы, на этот раз сильнее, еще немного и просто прокушу, но в ответ чувствую, как судорожно сжимаются руки на моей талии и он начинает постанывать. Я все еще держу его за волосы, чуть оттягиваю их, заставляя его голову откинуться, и рядом укусов спускаюсь по его шее. Все. Мое терпение кончилось.
Резко останавливаюсь, отпускаю его. На его лице недоумение, разворачиваюсь и иду к выходу. На лестнице, быстро окинув взглядом зал, вижу подругу, целующуюся с лысым, второй нигде не видно, их парней тоже. Скорее всего, все разъехались, на меня никто не обидится. На верхней ступеньке оборачиваюсь, мой мальчик все еще стоит, там, где мы танцевали недавно, и смотрит на меня. Смотрю на него, слегка качаю головой в сторону двери и выхожу. Захочет, пойдет.
Одеваюсь, выхожу на улицу, встаю чуть в стороне от выхода, медленно достаю сигареты, отсчитываю до десяти в обратном порядке, подношу сигарету к губам, рядом раздается щелчок зажигалки. Пришел, успел, значит, мне сегодня повезло.
- Я хотел…
Накрываю его губы пальцами.
-Не надо ничего говорить, поедим ко мне. – Это не предложение, это утверждение. За углом меня ждет машина с терпеливым водителем, который наверняка оценит сегодняшнюю жертву.
Я шла вперед, мальчик шел за мной, больше не пытаясь что-то сказать. Впереди загорелись фары, к нам подъехал старый черный бьюик. Открыв заднюю дверцу, прошла дальше и села вперед. Он покорно, но слегка расстроено сел назад, раздались щелчки, двери заблокировались. На месте водителя сидел юноша, с платиновыми волосами до плеч, похожими на шелк, ночные разноцветные огни раскрашивали этот светлый холст. Мальчик не мог разглядеть его лица, но я всегда с удовольствием разглядывала его благородный профиль, когда мы, куда то ехали: все черты лица прямые, слегка угловатые, но при этом идеально правильные. Кажется, еще острее и можно будет порезаться.
Я чуть приоткрыла окно, чтобы салон не заполнился дымом от моей сигареты, наклонилась и поцеловала водителя в уголок губ и лукаво посмотрела на мальчика.
- Поехали.
Люблю ночную Москву. Мимо проносились улицы и освещенные дома, яркие витрины, чем дальше, тем меньше их становилось. Мы ехали в пригород, в маленький уютный домик. Гот начал нервничать.
- Не волнуйся, уже скоро приедем, у нас нет подземелий с пыточной камерой, хотя слышимость плохая…
Блондина за рулем зовут Ян. Мы вместе уже много лет. Познакомились на съемке для гей портала, я тогда очень расстроилась, что такая красота мне не достанется, но ошиблась. Съемки проходили в моей личной студии, в доме, куда мы сейчас ехали, когда все закончилось, я попросила его остаться, чтобы сделать несколько снимков для себя, без всякой атрибутики. Он остался, остался насовсем. Я снимала его на сверхчувствительную пленку, в студии был полумрак, я подошла к нему близко, чтобы снять лицо крупным планом, протянула руку и заправила прядь его волос за ухо, а он обхватил мое запястье своими изящными, но очень сильными пальцами и потянул на себя. Я упала и оказалась на нем, наши лица были так близко, и только зрачки глаз были резкими, меня затянула в синий водоворот его глаз и губы слились в поцелуе. Толчком отправила фотоаппарат, куда то в угол, а дальше все смешалось, я уже не знала, где мои руки, а где его, прикосновения были настолько страстными, что обжигали. От него пахло маслом, которым натерли его стилисты, но сквозь масло пробивался запах свежескошенной травы. Мир сошел с ума, а я чувствовала его везде, каждой клеткой тела. Сам он давно был обнаженным, меня он быстро избавил от простенького белого платья, в котором я фотографировала, от студийного света было не выносимо жарко, всегда любила это тепло. А сейчас внутри полыхал огонь. Тела двигались с едином ритме, стоны заглушались поцелуями, ногти царапали кожу. Еще не с кем мне не было так хорошо, как будто мы знали друг друга тысячу лет и успели изучить все, что нам нравиться и все действия доставляли концентрированное удовольствие.
В забытьи мы провели несколько дней, потом все-таки смогли оторваться друг от друга и вернуться к работе. Ян оказался не только моделью, но и талантливым художником, правда, его работы были темными, пронизанными ужасом, тайными страхами, соблазнами, часто они были невероятно сексуальными. Рядом с Яном во мне стала просыпаться темная сторона. Не могу сказать, что была белой и пушистой, в моем бизнесе такие редко имеют успех, а те кто снимают ню, обычно люди циничные, как врачам, нам видно все человеческие недостатки. Как жесток и обманчив глянец, как глупы девочки и мальчики, гонящиеся за идеальной фотошопной красотой, изнуряют себя диетами и пилингами, но им никогда не стать, такими, как на картинке, только если они придут к одному из моих коллег. Может поэтому я больше люблю фотографировать мужчин, им требуется меньше обработки, они более натуральны на снимках, не так много макияжа. А Ян, стал моей музой, ему вообще ничего не надо было, даже с утра, после бурной ночи он был прекрасен, в эти моменты он был особенно хорош.
Однажды к нам приехал мой знакомый, мы с ним вместе учились и когда то давно вместе начинали снимать репортажи, а потом разошлись, он стал свадебным фотографом, а я подалась в эротики, при чем в основном мужскую и как это не парадоксально, именно по этому личная жизнь не складывалась – слишком мало натуралов. В общем приехал к нам в гости мой бывший сокурсник Эд(на самом деле Василий, но он ненавидел это имя и еще в студенческие годы превратился в Эда) и устроил нам с Яном фотосессию, который мы оформили спальню, это оказалось даже лучше зеркала и спасало, когда кому то из нас приходилось уезжать по работе на несколько дней…
Дом недалеко от города мне достался по наследству, но пришлось вложить в него не мало средств: на первом этаже оборудовала небольшую, но комфортную студию и лабораторию, пришлось объединить столовую с кухней, получилось большая, но уютная комната, в которой в основном и собираются все знакомые, а вот гостиная обычно пустовала. Но когда в доме появился Ян, мы ее обжили, купили проектор и огромный экран, часто по ночам мы смотрели там кино или любимые фотографии. А на втором этаже разместилась спальня под покатой крышей, большая ванная и еще одна пустая комната, которой долго стояла пустой, но потом отдала ее блондину, под художественную студию, ему очень понравились огромные стеклянные вставки в крыше (в начале я хотела фотографировать там, но наклонные стены принесли массу неудобств) дающие отличное естественное освещение. Много приятных моментов связано у нас с этой комнатой. Однако мой белокурый друг был не так прост, у него была одна страшная тайна, но об этом позже.
Мы едим по темной проселочной дороге. Пока я придавалась сладким воспоминаниям, мальчишка на заднем сиденье заснул. Машина остановилась перед высокими воротами. Ян собрался выйти, но я его остановила, притянула к себе и нежно поцеловала.
-Ладно, иди открывай ворота.